RSS

Городской портал госуслуг

Мэр Москвы дал интервью "Комсомольской правде", в котором рассказал о метро, дорогах, поликлиниках и многих городских вопросах.

15.12.2014
Сергей Собянин.jpg

ОБ ОТКРЫТИИ НОВЫХ СТАНЦИЙ МЕТРО

Для Москвы открытие новой станции метро — это всегда большое событие. Это гигантское сооружение, над которым работали тысячи людей. И для москвичей это всегда большое событие. Эта станция возьмет на себя больше 200 тысяч пассажиров ежедневно. Плюс сюда мы заведём ещё четыре направления наземного общественного транспорта. Уже через неделю переключим сюда основное движение наземного общественного транспорта от "Юго-Западной".

В дальнейшем на Сокольнической линии будут построены ещё две станции, большое депо. А на станции «Саларьево» будет крупнейший транспортно-пересадочный узел Москвы. Для чего? Для того чтобы люди не ехали по Киевскому шоссе, по Ленинскому проспекту, а останавливались там и пересаживались с личного, наземного транспорта на метро.

О ПРОБКАХ И ВЫДЕЛЕННЫХ ПОЛОСАХ

Каждый год мы получаем десятки и сотни тысяч новых легковых машин, город прирастает примерно на 100 тысяч жителей, Подмосковье — тысяч на 150. Москва растёт. Поэтому, естественно, если ничего не делать, то город давно бы уже остановился. Выделенная полоса, казалось бы, не улучшает движение для легкового транспорта, а только забирает у него одну полосу. Но что это даёт? Это дает то, что автобусы двигаются быстрее. Частота движения автобусов увеличивается, выполнение графика становится лучше. Людей, которые предпочитают ездить на автобусе, становится больше. Если выделенной полосы нет, правая полоса, как правило, забита припаркованными машинами, все стоят в пробке. А с выделенной полосой и автобус быстрее двигается, и машин на дороге меньше.

О ПЛАТНОМ ВЪЕЗДЕ В МОСКВУ

На уровне Правительства города мы ни разу всерьез эту тему не обсуждали. И Правительство Москвы не принимало решение о платном въезде. Это журналистские утки, не более того. Конечно, данная тема давным-давно обсуждается. Многие столицы и крупные города ввели платный въезд. Но в Москве мы всерьёз его никогда не обсуждали. Мы сейчас работаем над развитием общественного транспорта, над расширением зоны платной парковки. Это основные решения для того, чтобы улучшить движение на дорогах.

О ДОРОГАХ

Когда мы принимаем решение, строить или нет тот или иной объект, я имею в виду дорожную инфраструктуру, мы смотрим на то, какая ситуация не в самый сложный период, а наоборот — в самый благополучный. Если даже в самый благополучный транспортный период в этом месте пробка, это сто процентов означает, что это связано не с переполненностью автомобилями дорог, а с тем, что там узкое «горлышко», которое надо расшивать.
Практически все развязки на МКАД являлись узкими «горлышками». Именно поэтому мы в таком масштабе реконструируем развязки на МКАД и вылетные магистрали. Но это не означает, что Москва может вобрать в себя неограниченное количество машин.

Проехав МКАД и развязки, мы упираемся в естественные ограничители уже построенного города, уже созданного за десятилетия и столетия. По Садовому и Бульварному кольцу невозможно пропустить больше автомобилей, чем сегодня есть. И ни через Тверскую, ни через Кутузовский тоже невозможно. Строить эстакады над Кремлём тоже невозможно. Поэтому мы всегда говорим о том, что у города есть свои ограничения, которые мы не преодолеем ни в коем случае. Поэтому, помимо развития дорожных магистралей, надо развивать общественный транспорт. В нескольких направлениях. Наземный. Подземный. И пригородный.

Кстати, ежегодно мы вводим 80 километров дорог, эстакад, мостов, развязок. И будем поддерживать этот темп и в ближайшие годы. Потому что я считаю, что развитие инфраструктуры очень важно как для снятия напряжённости на дорогах, так и для возможности будущего развития города, привлечения инвестиций. Город, который закупорен и в котором не развивается инфраструктура, будет умирать. А мы хотим, чтобы наш город процветал.

О ЗДРАВООХРАНЕНИИ

К сожалению, очень много обсуждается вопросов не существующего, скандального плана, но очень мало говорится о том, что нам дала модернизация здравоохранения, какой достигнут уровень качества обслуживания. Для москвичей важно, как их лечат, насколько их здоровье защищено. Если, например, для инфарктников уровень смертности с 25 процентов снизился до восьми процентов, это означает, что тысячи жизней спасены. Такой рывок сделан буквально за два года. И это не случайно. Надо было выстроить всю цепочку, начиная от нового оборудования и логистики, своевременной доставки больных и оказания им помощи. Практически по всем показателям смертность снижена. Много говорится о роддомах, об их закрытии. Мы закрываем развалюхи, в которых просто нельзя оказывать помощь. И одновременно открываем новые роддома. Если вы посмотрите, детская смертность при родах составляет шесть детей на тысячу рождаемых. Это примерно то же самое, что было три года назад. Но тогда учитывали новорожденных весом свыше килограмма, а сейчас мы боремся за детей от 500 граммов и выше. Это совершенно другой, европейский показатель, европейский уровень оказания родовспоможения.

Мы с 2010 года прошли огромный путь в здравоохранении. И речь не только об оборудовании. Мы создали новую систему организации здравоохранения, объединив мелкие поликлиники с крупными амбулаторными центрами. Таким образом, чтобы у человека была доступность не только к его маленькой районной поликлинике, в которой зачастую нет ни диагностического оборудования, ни лабораторного оборудования, ни узких специалистов. Теперь же он прикреплён к более крупному центру и всегда может получить помощь не только в своей поликлинике, но и в любом отделении этого центра.

Мы создали электронную запись к врачам, которой теперь уже пользуются миллионы москвичей. Эта электронная запись позволила не только более комфортно записываться, но и управленцам видеть, а что там происходит с записью, с очерёдностью. Благодаря этому стал более жёсткий контроль, мы стали видеть узкие места, где и каких специалистов не хватает. Очередь к терапевтам уменьшилась в два с лишним раза за последние два-три года. Это неплохое достижение. Если взять Европу, то ни в одной стране такой динамики улучшения показателей приёма пациентов не существовало за всю историю их реформирования. Это достаточно серьёзные сдвиги. Мы переходим на новые системы финансирования. Это даже не наша прихоть, это требование федерального законодательства, и, в принципе, правильное. Когда та же поликлиника получает по смете, то ей всё равно, сколько у неё обслуживается пациентов и какое качество лечения.

О СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЕ

Мы открыли новые направления, такие как адресная поддержка определённых категорий граждан. Мы начинали с ветеранов войны. Потом — труженики тыла. Затем инвалиды первой группы, Мы обследуем, как этот человек живёт, в чём он нуждается, и помогаем не просто рублем — всем поровну, а конкретно, что этому человеку нужно. Допустим, дополнительное медобследование, какая-то бытовая техника в квартире, или ремонт, или путёвка и так далее. По каждому человеку составляется конкретный перечень помощи, в которой он нуждается. Для этого создана целая сеть социальных служб, которая обязана мониторить ситуацию и выстраивать программу адресной поддержки. Четыре с половиной миллиона москвичей получают у нас различные формы социальной поддержки. Начиная от льгот на транспорте, которыми пользуются все ветераны, пенсионеры, студенты, и заканчивая субсидированием по коммунальным платежам...

О СТРОИТЕЛЬСТВЕ ЖИЛЬЯ

Мы сейчас вышли на объём где-то в три миллиона квадратных метров жилья в год. И вот этот объём — около трёх миллионов — мы надеемся сохранить в ближайшее время, и вполне возможно, что он даже немного увеличится. Больше строить в Москве очень сложно, потому что город и так плотно застроен. У нас огромные районы в Москве построены практически без рабочих мест, их так и называют — спальные районы.

О НОВОЙ МОСКВЕ

В Новой Москве не должно быть спальных районов. Там должна быть комплексная застройка, где было бы сбалансировано жильё и рабочие места. Более того, я считаю, что там рабочих мест должно быть построено больше, чем жилья. Потому что вокруг этой территории — и в Новопеределкине, и в Солнцеве, и в Бутове — дефицит рабочих мест, и Новая Москва должна создать новые рабочие места, которые будут работать не только на эту территорию, но и на старую территорию Москвы, которая сегодня является дефицитной с точки зрения приложения рабочих мест.


Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати