RSS

Городской портал госуслуг

Настоящие герои живут среди нас

23.04.2020

Памятная дата, отмечаемая в России ежегодно 26 апреля, — День участников ликвидации последствий радиационных аварий и катастроф и памяти жертв этих аварий и катастроф. В этот день 34 года назад, 26 апреля 1986 года, случилась самая известная техногенная авария современности – произошел взрыв на четвертом энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции. В результате был полностью разрушен реактор, в окружающую среду попало огромное количество радиоактивных веществ. Образовавшееся облако разнесло радионуклиды по большей части территории Европы и Советского Союза.

Специалисты-химики и физики, военные из войск радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ), солдаты-срочники, строители, бульдозеристы, водители, крановщики, сварщики и многие другие съезжались к месту аварии для ликвидации и минимизации страшных последствий.

Около 600 000 людей со всего СССР могут называть себя ликвидаторами. Самыми первыми на устранении последствий взрыва работали сотрудники станции, пожарные и милиционеры. Все они были обречены. Двое погибли сразу при взрыве, ещё несколько десятков человек умерли в течение нескольких недель после аварии.

Среди сотрудников Управления по ЦАО Департамента ГОЧСиПБ работает подполковник в отставке Сергей Валерьевич Кузьмичёв, который тогда, 34 года назад был в эпицентре страшных событий.

Тогда, 29 июня 1986 года курсант Тамбовского высшего военного командного Краснознамённого училища химической защиты им. Н.И. Подвойского Серёга Кузьмичёв был отправлен в Чернобыль, где в течение месяца участвовал в ликвидации последствий аварии на АЭС. Он попал в село Ораное Иванковской области, где стояла Харьковская химическая бригада.

- Мы жили в 30-километровой зоне и каждый день на машинах ездили на работу на 4-й энергоблок. Первые две недели мы на АРСах – армейских авторазливочных станциях, – занимались дезактивацией подъездных дорог к реактору. Мы ездили по двое, набирали из водоёмов воду и поливали дороги, потому что по ним беспрерывно ездили бетономешалки, которые заливали фундамент под будущий саркофаг. Как раз в это время, в июле начиналось его строительство. Стояла 30-градусная жара, дороги все были пыльные. А самое опасное, что в радиации? Радиактивная пыль. Её попадание внутрь через дыхательные пути. Наша задача была – поливать дороги, чтобы не поднималась пыль. Из средств защиты выдали только респиратор,  - рассказывает Сергей.

Вторые две недели Сергей Кузьмичев с товарищами работали на ХАЯТе – это хранилище остатков ядерного топлива, в прямой видимости от разрушенного реактора 4-го энергоблока. Снимали гудронное покрытие крыши. При разрушении 4-го энергоблока произошёл выброс, и графитовые столбы, радиактивные остатки самого строения разлетелись во все стороны. Их задача была собрать эти остатки, которые впаялись, вплавились в гудрон.

- Мы поднимались пешком на 9-й этаж – лифты не работали, выходили из чердачного помещения на открытую площадку крыши, где местами были установлены свинцовые щиты-экраны, которые от прямого излучения немножко защищали. Дальше топором, приваренным к лому, вырубали гудронное покрытие. На 3 минуты выпускали группу в составе 6 человек. Четверо вырубают – до бетона, двое складывают куски в мешки и сбрасывают их с крыши. А внизу уже другие люди собирали их в контейнеры, которые потом вывозили на машинах на захоронение.Работали мы 3-5 минут в сутки. Дольше находиться на рабочей площадке было недопустимо. По приказу, человек мог получить в сутки не более 2,5 рад. Поэтому мы старались ориентироваться на цифры 1,2 – 1,8, высчитывая прямое облучение. Но даже если кто-то получал сверх этой дозы, что было вероятно в наших условиях, записать в журнал больше, чем 2,5 было нельзя. Работали мы в специальных средствах защиты – это костюм Л-1 и противогаз.

В 30-градусную жаруподъём на 9-й этаж занимал не пять минут… Резиновый воздухонепроницаемый герметичный костюм, противогаз, из которого приходилось проливать пот, так как невозможно было ничего видеть.         

После окончания училища Сергей Кузьмичев работал на складах с авиационными боеприпасами специального назначения, с отравляющими веществами. Был начальником службы в отдельной разведывательной авиационной эскадрилье в Чехословакии. Потом в Белоруссии. В 1993-м его часть стали выводить в Россию – тех, кто не согласился принимать белорусскую присягу. Поступил в Академию. В 1996-м году стал начальником службы в 8-й авиационной дивизии особого назначения на Чкаловском аэродроме в Щёлково… С 2012 года Сергей Кузьмичев работает в Управлении по ЦАО Департамента ГОЧСиПБ Москвы (до 2015 года организация называлась Агентством гражданской защиты ЦАО Москвы).

Сергей Валерьевич не считает себя героем, потому что «просто выполнял поставленную задачу Министерства обороны СССР». Благодаря сотням тысяч таких простых курсантов, офицеров, солдат, специалистов и обычных людей, помогавших ликвидировать последствия страшной аварии, возможно, удалось избежать более страшных, необратимых последствий. Давайте помнить об этом, рассказывать подрастающим поколениям, что среди нас настоящие герои живут.

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати