RSS

Городской портал госуслуг

Спасители настоящего

IMG_9764-300x225.jpg

К ветерану Великой Отечественной войны Михаилу Виноградову, который уже более 85 лет проживает в Тверском районе Москвы, приехал корреспондент газеты «Москва.Центр» накануне 9 мая, чтобы поздравить с наступающим праздником, прошедшим днем рождения.

Михаил Николаевич 1 мая этого года отметил свой 95 день рождения. С иронией он вспоминает, что родился в автомобиле: из-за проведения демонстраций и большого скопления людей на улицах довезти до роддома не успели, и первый свой вдох он совершил уже в машине.

Рассказал ветеран и о пережитой войне…

- Объявление о войне я встретил здесь, в этой квартире, в соседней комнате.  Мы закончили 10 классов школы, попали под так называемый Ворошиловский призыв. Это было в 1941 году, как раз перед началом войны. А я в это время заболел дифтеритом. Когда выздоровел, вся основная масса призыва уже прошла, а я поступил в авиационный институт без экзаменов – был отличником. Потому мне в военкомате сказали, чтоб я пока учился, а призовут уже позже.

Михаил Николаевич во время рассказа вспоминал такие детали, которые дополняли всю картину событий, произошедших около 70 лет назад.

- Я проучился в авиационном институте один семестр, до конца года, после чего все-таки призвали на войну. Попал в Первое Ленинградское артиллерийское  училище, которое располагалось в городе Энгельс (Саратовская область. прим.), и оттуда уже отправился на фронт – это было в январе 1942 года. Меня направили на Западный фронт в район Калуги. Там в это время был уже конец самого пика боев. Какое-то время повоевал, а потом всю нашу дивизию перевели в Сталинград…

То, что было на Западном фронте - начало 1942 года и до лета, пока нас не направили в Сталинград, - это было так, приблизительно похоже на войну. Почти и стычек-то уже не было: немцы сидели на шоссе, мы рядом. Иногда стреляли, иногда не стреляли вообще. А вот как попали в Сталинград, там уже начались… сложные дни.

Война отметила каждую семью во всем Советском Союзе, оставив страшные отпечатки на судьбах людей. Михаил Николаевич, казалось, мог вспомнить каждый отдельный день и рассказать о том, что происходило..

- В Сталинграде меня дважды ранило. Сначала немного: в спину попал осколок – он до сих пор там, но врачи говорят, что это уже не сказывается никак. А второе уже серьезнее – из пулеметов в обе ноги.

Один раз в Сталинграде меня судьба защитила. Был вечер. Как правило, немцы совершали авиационные налеты и бомбежки по нескольку раз в день, последний – на закате, часов в семь-восемь вечера. Я должен был идти на позицию – там был танковый завод, где ремонтировали старые танки и, по возможности, вновь пускали их в бой. Я был командиром минометной батареи и должен был договориться с ними, с танкистами: когда будем стрелять мы, а когда – они. Но договориться толком не успел – налетела немецкая авиация – «Юнкерсы 87», мы их называли «лаптежники», потому что у этих самолетов не убирались шасси. Начали бомбить, я полез под танк. Через какое-то время подполз еще один солдат, лег рядом со мной. Одна бомба попала близко – как раз мое первое ранение, несерьезное, осколок в спину. Бомбардировщики улетели, и я начал толкать солдата рядом, но он не реагировал. Смотрю, в него насмерть попал осколок, который, если бы не он, попал бы точно в меня. Так судьба уберегла меня, загубив другого…

На фронте люди разных возрастов. Я среди многих был совсем юнец неотесанный. Был офицером, лейтенантом, потому соблюдалась субординация, но, конечно, они ко мне относились по-отцовски. Я ничего плохого для них не сделал, наоборот старался как-то в некоторых местах смягчить.

С фронта я ушел в конце 43-начале 44 года после ранения. Меня направили работать на полигон. Объявление о победе я встретил уже там – о нем объявили по радио, наверное, часов в 6 утра. Помню, все прибежали на полигон, привели в действие все орудия, стреляли, кричали, радовались. Потом уже, чуть позже, праздновали более организованно.

У Михаила Николаевича есть дочь, две внучки, два правнука и правнучка. На стенах его квартиры висят картины внуков и его матери.

- В школы не хожу. Думаю, что молодому поколению сейчас эта война – далекая история. Я родился в 1922 году, и для меня гражданская война – это какие-то книги, кино, хотя мой год рождения - не так далеко от других войн, которые были раньше. Лично я считаю, что молодое поколение сейчас относится к той войне точно так же.

Михаил Николаевич окончил Великую Отечественную войну старшим лейтенантом. По ее окончании, 1945 году, поступил в артиллерийскую академию. Был большой конкурс, как он признается, но экзамены удалось сдать. Там ветеран отучился шесть лет, а потом уже попал в главное ракетно-артиллерийское управление, где участвовал в разработке сложных военных систем. На пенсию он вышел уже в звании полковника.

На просьбу надеть пиджак с наградами для фотографии, ветеран удалился в другую комнату, откуда донесся перезвон. Михаил Николаевич вернулся в пиджаке, усыпанном медалями и орденами, а в руках он держал другой, еще один, на котором тоже были награды.

- Какой вам больше нравится? – спросил он.

Его наград не хватило  для одного пиджака. За каждой медалью на его груди - отдельная история, усилие, которое необходимо было совершить, чтобы победить в войне.

Михаил Николаевич упомянул, что в каждом отдельном человеке его поколения не было какой-то выдающейся заслуги: просто на их долю выпали такие испытания, которые необходимо было преодолеть. Но ведь они преодолели, и это не каждый смог бы сейчас. И все живущие в современном мире, не только в России, благодарны им за это.